November 4th, 2019

Алые паруса

ПРАЗДНИК, НАБИВШИЙ ОСКОМИНУ




4 ноября в России уже в пятнадцатый раз отметят так называемый День народного единства. Триколоры на улицах российских городов, праздничные концерты, фестивали, спортивные состязания… Вот только как же с тем самым «народным единством», ради которого вроде бы и установили эту дату?

Впрочем, изначально было ясно: никакого отношения ни к событиям давнего Смутного времени и победам над поляками, ни к современному народу российскому новый праздник отношения не имел.

У него была политическая задача – «перекрыть» и стереть в календаре официально отмененный в 2005 году красный день календаря – годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. А ведь главный государственный праздник страны отмечали многие поколения советских граждан не только в СССР, но и после разрушения Союза. Да и сейчас отмечают, несмотря на все чинимые препятствия.

4 ноября против 7 ноября – сама такая цель никак не способствовала народному единству, даже если выросло поколение, которое и понятия не имеет о Великом Октябре – ключевой дате в истории не только нашей страны. Напротив, такая историческая «забывчивость» лишь сеет рознь и непонимание между людьми разного возраста, разных социальных групп, разных национальностей. И попробуй объясни нынешним школьникам, почему именно 7 ноября 1941 года после легендарного парада советские люди в порыве настоящего единства шли не на жизнь, а на смерть защищать Родину. Что же удивляться, что такие подросшие дети печалятся об убитых под Сталинградом гитлеровцах или бездумно оскверняют Вечный огонь.

Но, может быть, за полтора десятка лет в России сложилось некое новое единство? Увы! Какой-то намек на него чувствовался только в 2014-м, после воссоединения с Крымом. Однако на фоне истекающего который год кровью Донбасса и эта радость померкла.


Collapse )


озеро

В ПОДРОЖАНИЕ ИЛЬФУ И ПЕТРОВУ. ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ С ГЕРОЯМИ "ДВЕНАДЦАТИ СТУЛЬЕВ"

….Отца Федора везли в Москву. Везли поездом, в отдельном купе на двоих. Куда и зачем Отец Федор не подозревал. В его умиротворенном шприцем аминозина мозгупочти не было мыслей его даже мало интересовали мелькавшие за окном пейзажи. А его неожиданной поездке предшествовали интересные события…
Как то сошлись в курилке конференции два психиатра- один из Пятигорска, Степан Толстобрюхенко, второй –из Москвы, бывший одессит, ныне москвич, Матвей Филькинштейн. Первый –тощий и длинный, как жердь хохол, по иронии судьбы в полном антагонизме со своей фамилией, второй –маленький, юркий еврей, с блестящей лысиной и спереди и сзади. Представляясь дамам, он любил рассказывать старую одесскую прибаутку «если у мужика лысина спереди – от ума, ежели сзади- значит, гуляет. А ежели спереди и сзади- гуляет с умом!» При сем он демонстративно поглаживал лысину на затылке. Короче, пара в стиле Пата и Паташона.
После дежурного обмена любезностями начался обмен новостями.
-Слушай, Мотька. Недавно произошла у меня веселая история. Привезли тут мне пациента. Сняли болезного –не поверишь- с высоченной скалы на Военно-грузинской. Как он туда и зачем забрался –загадка. Привезли к нам . попытались мы выяснить –кто он и откуда взялся- мужик несет страшную чепуху. По выговору вроде как поп. Дескать , пришел он туда волею пославшей его жены, шел он себе по дороге, и вдруг на него напал страшный абрек с огромным кинжалом и воплем «я тебя сейчас насиловать и рэзать буду»! «Я бросился бежать и залез на гору.» До поры до времени вел себя тихо, мы разрешили ему ходить по больнице . Но тут кто то выставил в коридор еще дореволюционный стул. Ой, что было! Только болезный увидел этот стул- глаза загорелись , коршуном бросился на него с воплем, в миг зубами разодрал обивку, выпотрошил набивку, отломал ножки и спинку, после чего сел рядом на пол, затих и заплакал.
Только сейчас Степка поднял глаза на Мотьку Все это время Мотька с трудом подавлял ухмылку. Наконец, не выдержал. Зараза ты , Степка! Ты мне кайф обломал! Знаешь, ты как та девица- ты ее кормишь, поишь, а потом говоришь-« А что теперь?» А она тебе-«а теперь я вообще то лесбиянка!» Я только что хотел тебя порадовать историей, как две капли воды похожей на твою, а ты меня опередил своей. У меня свой веселый пациент в загашнике имеется. Представь картину- сидит у стены эдакий в прошлом благообразный старичок, бормочет что то непонятное, периодически начинает выть по волчьи. Ну, сторож вызвал милицию, милиция поглядела – вроде не буйный, вызвала нас. Приехали санитары, смотрят – правда, мужик бормочет что то невнятное типа «мсье, ля-ля ля, спасите жур» . Кто такие жур и от кого и зачем их спасать – не поняли. Спрашивают –мужик, ты кто?. Он как взовьется- я не мужик, я предводитель дворянства и депутат Думы! Ну все ясно- повязали болезного и к нам. Из документов у предводителя – одна профсоюзная книжка на имя Конрада Карловича Михельсона. Ну стал он сразу у нас с толстым намеком Кондратием. По речи вроде как похож на предводителя, но с полным бардаком в голове. Правда, тихий был поначалу, после лошадиного то шприца аминозина. Но угораздило кого то из наших притащить в палату пятигорскую газетку со статьей о том , как какого то попа со скалы снимали и фотка, как его оприходуют. На беду попала эта газетка к нашему Кондратию, так того и правда кондратий чуть не хватил. Заметался, заорал- держите его, он у нас колбасу спер и убить меня хотел! Потом сник, шлепнулся на кровать и затих. Ну, само собой , опять шприц. Вроде как опять стал тихим, пустили его гулять «без охраны». Но тут в отделении стали происходить странные вещи. Для начала кто то спер у сестры-хозяйки связку ключей. Шум поднимать не стали, может и потеряла, бог с ними, ключами. Дальше- больше. Здание наше старое, осталось дофига старорежимной мебели. Так вот сначала стали пропадать стулья из коридора. Пропадали бесследно. Потом пошли стулья из кабинетов и столовой. Ну, мы занервничали. Решили поймать злоумышленника на живца- выставили в коридор колченогий советский стул и стали наблюдать. Ан нет- не купился злыдень на подставу- толи хитер, толи советские стулья его не интересовали. Поймали случайно- в палате у предводителя на полу и его одеянии нашли куски набивки сидений стульев. Прижали- где стулья? Сознался – в старой кладовке .Открыли ее и не знаем- ржать или плакать- кладовка забита крадеными стульями, а на полу- толстенным слоем лежат куски обивки и набивки сидений. За что злодей так зверски надругался на бедными стульями- так и не сознался. Припомнили мы историю с фотографией, поняли, что твой и наш пациенты были знакомы, а теперь, после твоей истории вижу, что нечто объединяющее между ними было- иначе почему они так одинаково зверствовали со стульями.
-Мотька, а что, ежели свести их на очную ставку? Во материалец будет! Давай рискнем – ты ведь одесский пройдоха, возьмешься за задачку свести этих злыдней?
И вот отца Федора уже везут в Москву на предмет допроса.