Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

озеро

news.rambler.ru: Старец потребовал изгнать из России жидомасонов

озеро

Мужчина подумал, что нашел крысенка в подъезде. Но когда тот подрос…

Оригинал взят у cycyron в Мужчина подумал, что нашел крысенка в подъезде. Но когда тот подрос…
Оригинал взят у 3d_shka в Мужчина подумал, что нашел крысенка в подъезде. Но когда тот подрос…
Автор - Mila111111. Это цитата этого сообщения

Мужчина подумал, что нашел крысенка в подъезде. Но когда тот подрос…

«От неожиданности я чуть не запрыгнул обратно в лифт, когда на площадке пятого этажа увидел это. Маленький, грязный комок непонятно чего мерзко шевелился и издавал тихие скрипящие звуки. Мне раньше не доводилось видеть крысёнышей, но я почему-то сразу решил, что это именно детеныш крысы. Как кошатник с тридцатипятилетним стажем я сразу определил врага. Видимо, подсознательное отношение к этим тварям наложилось на этот склизкий и гадкий на вид комочек.
Несколько секунд я оторопело рассматривал это явление. В голове возникали вопросы. «Откуда это взялось?», «Где хвост?», «А где мамаша?», «Что это с ним?». Превозмогая чувство брезгливости, я подошел вплотную и присел на корточки. Двери лифта закрылись, и на площадке стало совсем темно. Вечернее освещение ещё не включили, а окно пролётом выше давало очень мало света, чтобы можно было разглядеть подробности. Я достал телефон и включил фонарик.
Тварь выглядела ужасно. Весь грязный, в потёках какой-то слизи, с редкими хилыми щетинками вместо шкурки, крысёныш даже не пытался убегать, а только мелко вздрагивал, вжимаясь в плинтус. И ещё у него, кажется, не было одной задней лапки… «Фу, какая гадость!» — голосом Фрекен Бок подумал я.
Мужчина подумал, что нашел крысенка в подъезде. Но когда тот подрос… Ничего себе!

Collapse )


озеро

ПРО ИДИОТИЗМ КРЯАКЛОВ, КОИ ИЗ ГРЯЗИ В КНЯЗИ

Давно смеюсь над уродами, млеющими при упоминании заурядных вещей в гейропе, хамонов, кои делали крестьяне, поскольку там жара и не было холодильников, (как те же кочевники клали мясо под седло лошадей провялить), абсолютно безвкусные устрицы,коих можно только целиком глотать, и т.д. и т.п. Убогое тщеславие и тупость +гипертрофированная мания величия. Все эти "уиски"-тот же наш самогон, только вонючее, сродни мастики, от которой блевать тянет.

Поделиться в Facebook Вконтакте Одноклассники
"Целое поколение выросло в дискурсе "это вы там Остались и пьёте водку - а я Достиг и пью вискачок не ниже 12-ти лет". И тут такой облом. Руккола, понимаешь, краснодарская. Да ради этого ли люди-то жили, вписывались в темки и встраивались в схемки, кидали, прогрызали путь к светлому будущему, освещаемому неоновыми логотипами престижных брендов и высочайшей калорийностью удачно сфотканых блюд?

Источник: i.t30p.ru
Поделиться


Сказать ведь им, что, например, престижная итальянская приправа орегано - это всего лишь душица, которую её бабка заваривала ей в детстве от кашля - удавятся от ужаса бытия и несовершенства мира.

А моцарелла - это если в молоко плеснуть скисшего вина (уксуса, говоря проще), и откинуть на марлю. Неликвид, в общем, который пить никто уже не может, утилизировать хоть как-то.

Добить тем, что суши - это когда нищий рыбак (которого на берегу за блеск ножа просто зарубит любой самурай) сидит в море в лодке и торопясь, срезает дольками мясо со свежепойманной рыбы, потому что развести огонь нельзя. Потом макает в уксус, потому что в рыбе весёлые червячки кишат, а потом лезет холодной рукой в мешок с рисом, скатывает там комочек влажного и солёного от морской воды риса и жрёт это. Причем панически оглядываясь, не видит ли никто - они вообще это в мозг не смогут уложить.

Можно провести контрольный выстрел, рассказав, что такое фондю. Это когда нищий швейцарский крестьянин, обогревая зимой хату собственным теплом, ползёт в погреб (а там всё сожрано) и собирает окаменелые обрезки сыра, чтобы разогреть их и когда они станут мягкими - дабы туда сухари мокать. Просто потому что жрать было нечего.

Еще стоит напомнить, что единственное блюдо американской кухни - это украденная у индейцев птица, и мега-праздник беглого англо-переселенца (т.е. уголовника) который годами жрал солонину и бобы. Вот мега-праздник у этого интеллектуала был - раз в год поесть большую запечённую птицу, стырив её у местных (которых в рамках протестантской благодарности потом отравить исподтишка).

А престижный французский суп буйабес - это когда рыбак, живущий прямо в своей лодчонке (потому что даже на шалаш на берегу денег нет) продав основной улов, заваривает остаток улова - который не удалось продать даже за гроши.

И на всё это смотрят живущие в стране, где буженина, расстегаи, блины с икоркой, стерлядь да двенадцатислойный мясной пирог, балык, кулебяка на 4 края и 4 мяса. Смотрят и офигевают. Потому что всё вышеперечисленное внезапно не Престижно - ибо не Загранично.

Бедные, бедные злые люди.

озеро

РОВНО В 16 ЧАСОВ СОРОК МИНУТ ВАСИСУАЛИЙ ЛОХАНКИН ОБЪЯВИЛ ГОЛОДОВКУ

"Ровно в 16 часов 40 минут Васисуалий Лоханкин объявил голодовку." А потом ночью волчица Варвара застала его за чавканьем борща. При любом отношении к Ильфу и Петрову надо признать необыкновенную хлесткость их персонажей. Я, само собой, не заглядывал в камеру этой косоглазой прошмандовки Надежды Васисуальевны Савченко-Лоханкиной, но весь устроенный ею  балаган с голодовкой, благославленный гейропой и пиндосией, ничего, кроме отвращения не вызывает. Уже неоднократно я упоминал голодовку ирландских бойцов, умерших под радостное хрюкание Течерихи, и ни одна «пгавозащитная» гейропейская сволочь не пикнула. Семь недель настоящей, без балагана, голодовки и – трагический финал. Помню, «сладкая парочка»- еБонер и Сахаров объявляли «голодовку» - как выяснилось, «голодали» по инструкции лечебного голодания и каких то пару недель, тоже, в общем то, балаган на потребу пиндосскому скулежу.  Теперь вот мерзкая садистская тварь, пытавшая ополченцев, «голодает». Показали сию стерву после якобы десятинедельного голодания. Не знаю, как ейный вес изменился, но сволочная рожа ее как была гладкой, так и осталась. А ведь НЕПРЕМЕННЫЙ АТРИБУТ ГОЛОДАНИЯ БОЛЬШЕ ТРЕХ(!) НЕДЕЛЬ –КОЖА НА РОЖЕ НАТЯГОВАЕТСЯ И «ПРОВАЛОВАЮТСЯ» СКУЛЫ.  У этой сучки рожа гладкая и почти «упитанная». Всякие сучки-масючки скулят- у потсциентки «необратимы изменения», мол, недалека от смерти. Но ни немецкие, ни наши врачи не находят патологий (кроме умственных). Честно говоря, ежели бы эта тварь сдохла, я не стал бы печалится –когда гибнет твой враг- а подлый враг Новоросии-мой враг-, она получила бы причитающееся. Будет визг в пиндосии и гейропе- так что, его сейчас разве нет? И санкции будут вне зависимости от того, что будет делать Россия, потому как прошмандовка повод, нет ее- найдут другой.  
озеро

Хорошая аналогия…)))

Originally posted by 999allan999 at Хорошая аналогия…)))

absentis пишет

Жопа Хэнка. Возвращение
Жопу Хэнка все помнят?;)


 
Светало. До города оставалось всего несколько миль. Я припарковал машину,  и постучал в дверь придорожной закусочной рядом с заправкой. Заспанное лицо владельца мелькнуло в окошке, и дверь со скрипом открылась.
— А я-то думаю, кого принесло в такую рань. Едете в город?
— Да. Но я проголодался и решил перекусить.
— Вижу, что вы не из города, амулета у вас нет. — пробормотал хозяин закусочной. — В городе теперь не очень-то любят приезжих. Зачем вам туда?
— Я родился в городе. Проезжал мимо и решил заглянуть, все равно по дороге. Не был там уже пятнадцать лет.
— Это здорово! — почему-то обрадовался хозяин и протянул мне руку. — Меня зовут Билл. Я открыл здесь свое кафе пять лет назад. Не люблю города, шоссе — вот единственное место, где существует жизнь. Что будете есть?
— Тушеную капусту с копчеными колбасками.
— Может, еще соус или горчицу? — как-то заговорчески прошептал Билл.
— Конечно, — удивился я. — А что, горчица стала дефицитом?
— Отлично!  Сейчас принесу. — воскликнул Билл, уходя на кухню. — Я тоже обожаю колбаски с капустой и горчицей.  Жаль, что теперь нельзя включать их в меню.
— Нельзя включать в меню? — крикнул я ему вослед, подумав, что ослышался.
— Они говорят, что это безнравственно. — Билл вернулся с порцией еды и тюбиком горчицы. — Год назад здесь появились целовальники из города, испачкали краской все мое кафе и предупредили, что сожгут его, если еще раз увидят у меня в меню колбаски с капустой.  Я-то, как уже сказал, сам не местный, приехал в эти края издалека. Поэтому мне интересно встретить человека, знающего, какова была жизнь в городе раньше.  Некоторые люди говорят, что в былые времена целовальников не было, а некоторые говорят, что так было всегда. Как же оно было на самом деле?
— Я не очень понимаю, о чем вы говорите. — пробормотал я, решив, что парень явно не в себе.
— Значит, вы просто не в курсе того, во что превратился город. Ну ладно, заедете на обратном пути, тогда и поговорим. — Билл нахмурился и ушел на кухню.
Я доел, расплатился и вышел на улицу. Солнце пылало адским жаром, на небе не было видно ни облачка. Машина нагрелась, что твоя сковородка.
Через полчаса я уже въезжал в город. Путь мне преградила какая-то унылая процессия. Она пересекала центральную улицу, вытекая из двух переулков, и исчезала за дверью незнакомого мне огромного здания с двумя куполами и со светящейся надписью «Храм Хэнка». В руках у идущих были какие-то пики и воздушные шарики странной формы. Я свернул на соседнюю улицу и чуть не сбил человека, стоящего прямо у меня на пути.
— Приезжий? — с какой-то неестественной радостью громко воскликнул тот, подбегая к машине.
Мне показалось, что я его уже где-то видел. Даже имя всплыло в памяти — Джон.
— Да, сегодня всюду трудно проехать! — благостным голосом проворковал Джон. — Первый раз в нашем городе? Остановитесь в «Гранд Хэнк»? Я тоже еду в ту сторону и могу показать вам дорогу.
— С удовольствием. — жестом пригласил я Джона в машину, решив, что он сможет прояснить ситуацию. — Садитесь.
— Сейчас Великая неделя. — сразу начал объяснять Джон. — Все идут целовать жопу  Хэнку и молить его о миллионе долларов. Вам тоже следует присоединиться к нам, иначе Хэнк выбьет из вас все дерьмо!
Теперь я вспомнил всю эту историю. Еще до того, как я покинул город, ко мне приходили двое полоумных проповедников и несли какую-то чушь то ли о жопе миллионера-филантропа Хэнка, то ли Карла. Джон меня не узнал. И все же я не выдержал и спросил его, получит ли миллион долларов тот, кто покинет город, а потом вернется.
— Так не выйдет! — хихикнул Джон. —  Нельзя покидать город, пока Хэнк не скажет. Невозможно обмануть Хэнка, у него есть связи и он знает все наперед. Поэтому он быстро выбьет все дерьмо из того, кто захочет его надуть. Но если вы решите поселиться в городе надолго и будете регулярно целовать Хэнку жопу, то, я думаю, через много лет, когда вы решите покинуть город, Хэнк даст вам миллион.
Тогда я перевел разговор на то, как все это начиналось. Джон был очень любезен и пустился в воспоминания. Он показал мне книгу заповедей Хэнка, напечатанную на бумаге с золотым тиснением, с подробными комментариями ведущих хэнкословов. Затем Джон рассказал, что происходило после того, как Хэнк избрал этот город для своей благотворительности. Засуха, как пояснил Джон, продолжалась уже давно, почти пятнадцать лет, и дожди случались лишь несколько раз в год. От нехватки воды страдали все близлежащие города. Озера почти пересохли, а колодцы приходилось копать все глубже и глубже. И тогда Хэнк устроил так, что экскаватор случайно раскопал Источник у Зеленого холма. Обрадованные горожане под предводительством Карла построили водопровод с несколькими фонтанами, и проблемы с водой в городе были решены. Более того, город стал снабжать этой чистой водой все соседние города. А бывший Зеленый холм жители переименовали в Скалу Карла. Затем у холма построили Храм Чистого Источника, и многие горожане стали трудиться в нем во славу Хэнка, вручную разливая воду по бутылкам, упаковывая их и отправляя в другие города. Город расцвел. Открывались все новые предприятия, где изготовлялись амулеты Хэнка и сувенирные жопы. Снимались фильмы о деяниях Хэнка, проходили фестивали, писались книги. Развивалось новое искусство, появились некоторые особенные музыкальные направления. Хоровой ансамбль «Гороховый суп» выигрывал конкурс за конкурсом. Производство булочек с колбасками взлетело до небес. Новая наука хэнкология стала основной дисциплиной в школах и колледжах. Писались дипломы, защищались диссертации. Жизнь в городе с каждым днем становилась все лучше и счастливей. Городской университет был переделан в огромный хэнкотарий, где на еженедельных службах показывали сделанную из зеленого сыра луну. Хэнк, как сообщил Карл, был этим очень доволен и в благодарность поручил Магистрату хэнкологии помогать тем людям, которые покидают город. Спецмашины Магистрата вывозили их из города, и там Хэнк вручал каждому по миллиону долларов. Стоила, правда, такая услуга сопровождения немало — но это только для того, чтобы избежать злоупотреблений.
Я остановился у магазина, чтобы купить что-нибудь прохладительное. В основном там продавался алкоголь. На стене висел лозунг: «Не злоупотребляйте алкоголем. Употребляете его не во зло». Я купил бутылку хэнкоколы и продолжил путь. На тумбе у перекрестка светилась реклама нового фильма «Путь к Хэнку» с туманно прорисованной большой задницей на фоне Чистого Источника. Через дорогу напротив нелепый красно-желтый клоун под вывеской «Хэнкдональдс» приветливо вытянул руку с зажатой в ней булочкой с сосиской. В другой руке он держал плакат с надписью: «Так хочет Хэнк, а Хэнк всегда прав».
Я ехал знакомыми мне с детства улицами и не узнавал свой родной город. На всех углах стояли какие-то странные надувные сооружения округлых форм.
— Это Целовальни шаговой доступности. — с гордостью отреагировал на мой удивленный взгляд Джон. — Хэнк становится ближе к нам каждый день!
Как объяснил мне Джон, сам Хэнк больше не появляется, и все целуют жопу только Карлу. И хотя Карл теперь тоже дает целовать свою жопу далеко не каждому, но зато он продает целовальные лицензии, каковую Джон мне тут же и продемонстрировал, намекая, что можно целовать жопу и ему. Я высадил Джона у отеля «Гранд Хэнк», пообещав, что вечером мы с ним непременно пойдем целовать жопу Карлу вместе. Как только он скрылся из виду, я развернул машину и, лавируя знакомыми переулками, помчался прочь из города.
Через полчаса я уже затормозил у закусочной на шоссе.
— Капусту с порубленной колбаской? — заговорчески подмигнул мне Билл.
— Две порции!
— Проголодались?
— Мне уже представляется, что эта капуста — противоядие. В городе явно какая-то болезнь, и она заразна. Может, это просто авитаминоз. И мне даже кажется, что капуста запрещена не случайно.
— Вряд ли в этом дело. — криво усмехнулся Билл, подавая мне двойную порцию. — У меня всего лишь маленький бизнес, и я не силен в экономике. Но я так понимаю — чтобы что-то купить, надо иметь деньги. А еще надо, чтобы было то, что ты хочешь на эти деньги купить. Но в городе уже почти ничего не производят — только разливают воду в бутылки. Если людям совсем не давать денег, то они взбунтуются, поэтому властям приходится им платить. А что делать, если у людей есть хоть какие-то деньги, а купить на них можно только то, что изготовляют в других городах?  Чтобы хоть часть денег оставалась в городе, этим людям надо что-то продать. И лучше всего продать им то, что вообще ничего не стоит. Например, возможность целовать несуществующую жопу.
— То есть вы считаете, что им удалось за эти полтора десятка лет воспитать потребителей такой виртуальной мистической услуги, создать вокруг нее инфраструктуру, рабочие места, и забирать обратно те деньги, которые они же им выдают, чтобы избежать социальных волнений?
— А то вы сами этого не видели! А затем уже можно выделять завышенные суммы на строительство целовален, потом, используя их безналоговый статус, через них финансировать…
— Но ведь так не может продолжаться вечно. — прервал я Билла. — Рано или поздно пойдут дожди, и их вода станет никому не нужна. А больше они уже ничего делать не могут. И тогда…
— Конечно. И тогда к ним придет Хэнк, чтобы выбить из них все дерьмо.
Мне подумалось, что Билл видит ситуацию как-то совсем неправильно и слишком упрощенно. Но я не стал с ним спорить, попрощался и вышел на улицу. В окружающем пейзаже что-то изменилось. Машинально взглянув в сторону города, я застыл у порога. Солнце больше не светило. По небу плыли тяжелые свинцовые тучи. Одна из них, напоминающая по форме огромную жопу, медленно опускалась на город.





текст получен постоксероксомОригинал поста


via dok_zlo



Недавние темы: Сочувствие белой расе признано недопустимым для российских чиновников, Франция ведёт себя как жуликоватый гопник, а Чечня требует ещё денег и ещё уступок.




Рейтинг блогов


Рейтинг блогов


Рейтинг блогов







Originally published at Дневник плохого человека. You can comment here or there.